Закрыть

Автор Lego-проекта с Бабой-Ягой — о комиксах и моде на «славянофилию»

Если вы встречали в соцсетях конструкторы Lego в виде избушки с Бабой-Ягой на тему шоу «Деревня дураков» или передачи «Поле чудес», то вам необходимо познакомиться с их автором — Артемом Бизяевым, также известным как Олег Легов

Артем Бизяев — художник-мультипликатор из Санкт-Петербурга, о котором заговорили в начале 2021 года благодаря проекту «славянского Lego» — избушке с Бабой-Ягой. Концепт появился на сайте с идеями для конструктора и стал вирусным, а еще в рекордные сроки набрал 10 тыс. зрительских голосов, необходимых, чтобы пройти в конкурс на реализацию. В конце сентября «Baba Yaga» ждала решения, станет ли она реальным набором. Но не дождалась.

Артем, размышляя о возможной судьбе проекта, понимал, что шансы не остаться «рисунком» малы. В последние годы Lego делает ставки на аксессуары, а не на игрушки, в которые можно полноценно играть. «Lego решили, что нужно продавать свои товары взрослым, которые якобы стесняются детских магазинов. Даже выпустили набор с Винни-Пухом с пометкой 18+ и в черной коробке. Иными словами, эта программа нацелена на наборы, которые будут хорошо смотреться на полке. Lego выпускают вещи в виде вещей», — объясняет Артем.

Впрочем, карьера художника от решений дизайнеров из Lego не зависит. Бизяев сотрудничает с издательским домом Bubble Comics (именно Артем рисовал титры для фильма «Майор Гром: Чумной доктор» и комиксы про стажера Дубина), продолжает заниматься мультипликацией (он режиссер-мультипликатор по образованию) и сочиняет новые Lego-наборы (среди недавних концептов — «Поле чудес», «Деревня дураков» и реалистичная модель типичной российской однушки).

Посмотреть эту публикацию в Instagram

На сайт Lego Ideas недавно отправился проект о курьерах, созданный вместе с Delivery Club: это двухэтажная панелька с меблированной комнатой (в телевизоре даже показывают «Диалоги о рыбалке» с Иваном Затевахиным), в которой есть советская стенка, ковер на стене, батарея (прежде невиданная деталь для Lego) и мусоропровод. Дом можно разобрать поэтажно. Рядом с ним расположена пиццерия. Главные герои — курьеры, которые курсируют между пиццерией и панелькой, доставляя игрушечные продукты и пиццу местным жителям.

«РБК Стиль» поговорил с художником о субкультуре комиксов, высшем образовании и необходимости возрождать в культуре любовь к русским сказкам. А еще — о детстве в 90-е и жизни интроверта.

Какие сказки вы читали в детстве?

Стандартный набор русских сказок у меня был. Помню огромную книжку со сказками, которую, на самом деле, самостоятельно собрал мой дядя из множества тоненьких книжек. Он сшил их и сам сделал обложку. Но если быть честным, в детстве я не очень любил именно читать — мне нравилось картинки разглядывать.

Какие иллюстрации к сказкам вам больше всего нравились? Билибин?

Рисунки Ивана Билибина — это книга ужасов. В детстве смотреть это было очень страшно — анатомия реалистичная. В советской школе сказочных иллюстраций преобладало что-то пестрое, игривое. А у Билибина все серьезное, темное, мрачные тона, гнетущая атмосфера. Очень впечатляет, но и устрашает.

Какая история вас сформировала?

Разброс большой. Я в 90-е вырос, так что сказки остались на втором плане. А на первом, как у многих детей 90-х, это какие-нибудь черепашки-ниндзя. Сейчас мне уже кажется, что это немножко «к сожалению». Но у меня есть любимый лейтмотив. Мне очень по душе в этих мультсериалах наличие базы у команды героев. Обычно каждая история начинается в этом убежище. Это создает некий уют. У черепашек-ниндзя — это подземная база в канализации: у них там свой автомобиль, своя тусовка. Это уютное «гнездо» мне почему-то запомнилось.

Как думаете почему?

Не знаю, может это особенности вечного квартирного вопроса?

Своя комната была у вас?

Нет, я делил комнату с братом. Потом было общежитие, съемные квартиры. До своей базы мне еще расти.

Значит, мы нашли, откуда ноги растут. А кого из персонажей вы могли назвать своим героем?

Мои любимые герои, пришедшие из иностранной культуры, в первую очередь Астерикс и Обеликс, Франция. У них, кстати, тоже была своя «база» — деревня, которую они оберегали и защищали. На втором месте — еж Соник из видеоигры Sonic the Hedgehog. Та же история: он живет на своем уютном острове, на него постоянно посягает злодей, доктор Эггман. Вот эти герои мне больше всего нравились, я их постоянно рисовал.

Вы убежденный интроверт, как я понимаю.

Да. В детстве всегда сидел один, рисовал и проблем родителям не доставлял.

© Андрей Уваров

Когда вы серьезно занялись рисованием?

В художественную школу меня записали в пятом классе. Учился я там пять лет. Кайфа от учебы не испытывал — это довольно унылое занятие, но я понимал, что «надо». И вот ходишь три раза в неделю, сидишь среди девочек в классе, у них разговоры и сплетни, тусовка. А я просто три часа рисую какой-нибудь натюрморт. В общем, я не был вовлечен в социум, возможно, из-за этого был лучшим учеником (смеется). Один раз получил премию от мэрии города — 800 рублей. Еще ездил на конкурс в Пермь. Художественная школа — место для тренировки навыков, а не для творчества. Вспоминаю этот период и понимаю, что не учился там осознанно. То есть уже в более зрелом возрасте познавал основы и техники.

После «художки» вообще не думал продолжать заниматься рисованием, потому что учился в физико-математическом лицее, довольно сильном, где очень натаскивали на математику, ЕГЭ. Я думал, что буду программистом. Поступил в СПбГУ на математико-механический факультет, целый год там учился. Надо понимать, что там всем сложно. Я учился в школе с углубленным изучением математики, но, попав в университет, понял, что глубина была недостаточная. Сессии там с первого раза сдают только гении — 90% студентов отчисляются и перезачисляются, пересдают. Первую сессию я кое-как закрыл, но ко второй мое настроение упало. Я задумался, хочу ли быть программистом (смеется).

И немудрено!

К тому же моя тетрадка для занятий вся была изрисована. В итоге я бросил матмех и через год поступил в Институт кино и телевидения. Сначала хотел поступать в художественно-промышленную академию имени А. Л. Штиглица, самое крутое заведение для художников в Петербурге. Даже пошел к ним на курсы, а потом и на экзамен. Абитуриенту нужно написать обнаженную женщину с натуры. Мне казалось, что я лучше всех справился — тело похоже, лицо похоже. Но меня не оценили: преподавателям нужен был схематичный набросок.

В институт кино и телевидения я попал случайно на режиссерскую специальность, и оказалось, что это очень круто.

Я видела ваши анимационные работы. Сериал на «2 x 2» про странных зверей, например.

Да, «Атомный лес». Это одна из моих первых работ, первые серии мы создавали чуть ли не вчетвером, очень маленькой командой. Преимущество режиссуры в том, как она перестраивает творческое, довольно хаотичное мышление — тебя учат, что у каждого пикселя на экране должна быть логика, у каждой сцены — обоснование. Это ставит мозги на место и помогает вообще везде, не только в рисовании.

Кадр из мультфильма «Атомный лес»

© Kinopoisk

Вот откуда такая детальность в тех же Lego-идеях. Мусоропровод и батарея в модели хрущевки чего стоят!

В придумываниях Lego важно идти от общего к частному (этому учат на факультете режиссуры). Сперва структуру придумываешь, ставишь перед собой цель и идею, а потом уже все «мясо» и красивые штучки на них навешиваешь.

А почему Lego? Откуда такая любовь?

В отношениях с конструкторами Lego моя математическая сторона находит утешение. Я больше всего любил в школе геометрические задачи, мне нравилось искать решения множеством разных вычислений: либо пробираться напролом, либо найти хитрый элегантный способ и за три шага выдать решение. В Lego тот же принцип.

Отличаются ли наборы Lego из 90-х от современных, как думаете?

Да. Самое главное отличие в том, что в 90-х наборов Lego было очень мало, особенно в России (смеется). Я владел несколькими очень небольшими и очень простыми наборами — зато фантазия работала яростно. Сейчас конструктор более доступный.

Я покупаю теперь очень много Lego. В последний раз кучу деталек высыпал на кровать и удивился, насколько она огромная. Три дня собирал свой постапокалиптический корабль, спал на диване.

Вообще новые наборы гораздо симпатичнее, детализированнее. Хотя фишка старых наборов была в том, что Lego развивали свои серии, а теперь они делают ставки на франшизы.

То есть раньше они создавали что-то уникальное от Lego, а теперь они берут нечто популярное и делают наборы. Это минус?

Я считаю, что да, минус. В 2000-х у компании грянул кризис и они придумали серию Bionicle, которая их очень выручила. А потом рискнули выпустить набор по «Звездным войнам», и по «Гарри Поттеру». Это принесло им много денег. Но, к счастью, они сообразили, что пора делать свою серию, и представили Ninjago. Был успех, весь мир до сих пор этих ниндзя обожает. И все равно Lego пока едут на франшизах.

Как думаете, почему ваша Баба-Яга с избушкой всем зашла?

Русским людям хочется чего-нибудь своего, родного, но такого же качественного, как западное. С точки зрения мульткомиксного пространства я сам втянут в «славянофилию» сейчас. Меня затянуло в «русскую тему» лет пять назад.

© ideas.lego.com

А почему?

Большинство художников, которые любят комиксы и мультики, в детстве напитываются иллюстрациями, сказками, книжками и другим русским контентом, годам к 13 все эти богатыри надоедают и тут в жизнь врывается аниме. А там вампиры с пистолетами, боевые роботы. И сознание переключается. К зрелому возрасту этот вайб может художника отпустить. Меня отпустил. Я стал натыкаться на иллюстрации из детства — от Билибина, Виктора Васнецова — и увидел, насколько высокий это уровень. Недавно я увидел иллюстрации советской школы «сказочников» и испытал восторг. Это вдохновило меня.

Вообще я считаю, что всю традицию сказочного иллюстрирования нужно осовременивать и активно продвигать в культуре нового поколения.

Какие-нибудь японцы совершенно не стесняются своего фольклора, заезженных персонажей типа самураев или Тоторо. Ковбои в американской культуре популярны по всему миру. Наши богатыри — из той же упряжки, но нам кажется эта тема стыдной. По-моему, причина в нехватке контента в разном стиле — для детей, для взрослых, что-то милое или что-то брутальное. Если каждый зритель найдет что-нибудь близкое в таких историях, репутация их возрастет.

Мы примерно 70 лет были вообще не про контент. Возможно, в этом причина. Сейчас совершенно другая ситуация.

Да, поэтому я думаю, что тенденция будет расширяться и мы получим много крутых идей в разных жанрах, а не только «Мельницу» с богатырями. Которые очень крутые, к слову. Но нужно масштабировать эту тему до исторических фильмов, фэнтези и так далее.

А смотрели «Последнего богатыря»?

Я не смотрел последнего «Последнего богатыря», но видел первого, и мне вообще не понравилось. По-моему, это очень проходная штука. Мне как режиссеру анимации бросается в глаза, что режиссер не делал раскадровку и композиция кадра выстроена неправильно. Я не понимаю, как так вышло, ведь это же высокобюджетная картина. Но все равно хорошо, что все это есть. Нужны и плохие, и хорошие примеры.

Вы говорили, что набор с Бабой-Ягой, будь он физическим конструктором, собрать и установить было бы сложно. Зато, как я вижу, хрущевка с курьерами, которую вы для Delivery нарисовали, в реализации проще.

Хрущевка — это типичный формат Lego City. В реальном размере она была бы 50 на 30. Избушка и Яга, напротив, были бы довольно большие, только в высоту 50 см. Нюанс в том, что избушка тяжелая и массивная, а ножки у нее тонкие. Хотя Lego используют довольно крепкую пластмассу, нужно постараться, чтобы найти баланс.

© oleg.legov / Instagram

Вы создали рисованные титры к блокбастеру «Майор Гром: Чумной доктор». Расскажите, как это происходило?

Артем Габрелянов (глава издательского дома Bubble Comics. — «РБК Стиль») сразу закладывал идею рисованных титров. Всегда круто, когда финал фильма с изюминкой, к тому же это помогает переждать время до сакральной сцены после титров. Габрелянов придумал, что титры должны быть как бы нарисованы персонажем Дубиным, стажером Грома. Я рисовал до этого комиксы про Дубина, и мы с ним ассоциировались с комикс-вселенной. Так что я и получил сценарий. Я сделал аниматик (раскадровка с таймингом, поставленная на монтажную ленту, благодаря чему видна длительность каждой сцены), его утвердили, и мы с моим другом Антоном Королюком (он тоже большой фанат Lego) анимировали.

Там была хитрая технология — нужно было имитировать карандашный рисунок в короткие сроки. Так что мы применили символьную анимацию, чтобы успеть в срок. На всю работу ушло около двух месяцев.

На анимацию в две минуты?

На самом деле, эта анимация довольно простая. Если бы это была цветная анимация с подвижным фоном, то работа до года растянулась бы. За неделю такое не сделать.

У вас был ролик к несуществующей видеоигре про динозавров и пиратов. Он длился четыре минуты.

Да, его мы делали в свободное время, факультативно, неспешно. Целый год.

А сейчас чем занимаетесь?

У меня в голове миллион сценариев для авторских комиксов. Периодически выходят мои истории, но работать над каждой нужно минимум полгода. Последний мой комикс я рисовал про нечистую силу для Bubble. Адаптировал наши сказки под модное-молодежное. Идея в том, что в современном мире существуют лешие и домовые, а в центре истории — школьник, мечтающий стать рок-музыкантом. Он попадает в группу, которая состоит из такой нечисти, и с ними происходят разные приключения. Издали четыре выпуска, которые сшили в книжку на 120 страниц. Рисовал и писал все полгода — читается за один вечер.

Какой был тираж?

Не очень большой. Около 2 тыс. У комиксов небольшие тиражи — это субкультура все-таки.

Как считаете, выйдут ли комиксы за пределы субкультуры?

Может, стоит на это надеяться. Сейчас комиксы существуют в своем мире. Например, мангаки (художники, которые рисуют в стиле манга) в России малоизвестны. Другие художники обслуживают гик-культуру (это издательство Bubble, комикс-шопы и так далее). Иногда комиксы выбиваются в массовую культуру, но ненадолго.

© Андрей Уваров

Через какие каналы комиксы могут окончательно выбраться в общекультурное пространство, встать рядом с кинематографом, например?

Возможно, через книжную среду. Мой ближайший комиксный друг Виталий Терлецкий придумал историю «Собакистан», нарисовал ее со своей девушкой Катей и представил ее не как продукт для внутренней тусовки, а для широкого потребителя. И распространил с той же идеей — комикс попал в книжные магазины. «Собакистан» котируется не только среди аудитории комикс-шопов, но и среди книжной. Его хорошо покупают, переиздают, тираж там уже больше 10 тысяч, полагаю.

Петербургское издательство «Бумкнига» выпускает «комиксы для интеллигенции», которые и за границей издаются. Это почетно.

Каким должен быть прогрессивный комикс «для всех»? Историей о супергероях или вообще любой историей, вплоть до описания жизни Александра Солженицына?

Жизнеописание Солженицына никто не купит. Аудитория, которая заинтересована в его истории, считает, что комиксы — это для детей.

Но если бы появился комикс о Наполеоне или — внезапно — о Путине, то аудитория любителей комиксов расширилась бы?

Про Путина точно был. Лет 10 назад выходил какой-то популистский комикс «Супер-Путин». И еще перед ним «Человек-Грызлов». В целом это была трешовая история для интернета. Но сейчас главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов запустил серию исторических комиксов. Если они подготовят аудиторию под такой тип литературы, будет хорошо. Однако посетители комикс-шопов вряд ли это оценят.

Так и хочется спросить: команда Marvel или команда DC?

Marvel и их самоирония. У DC стилистика мрачная с добавлением тяжелых жизненных конфликтов, и их любят люди, которые будто стесняются своего увлечения комиксами и пытаются доказать всему миру, что комиксы — это надрыв, душевная драма, суперсерьезный жанр. Мне кажется это лишним.

Может, DC и их фанаты так стремились вывести комикс-культуру на новый уровень?

Мне кажется, перестарались. Я перестал делить произведения по принципу низких и высоких жанров, так что для меня, что комикс открыть, что Льва Толстого прочесть — равноценное развлекательное времяпрепровождение. Ко Льву Николаевичу, кстати, тоже несправедливо серьезное отношение. Стоит почитать его дневники, чтобы понять, что он интересно относился к жизни — не унывал и не драматизировал какие-то события.

Что бы ты поменял в Петербурге, если бы собирал его из Lego?

Количество автомагистралей бы сократил — их много, они мешают жить. Мой друг, живущий в Сиэтле, показывал, как там решен транспортный вопрос: хайвеи разделяют кварталы, жителям которых машины особо не мешают, потому что внутри кварталов максимум двухполосное движение. В России очень много широкополосных трасс, которые проходят прямо под жилыми домами. Это никуда не годится. Хотелось бы меньше автомобилей и больше прогулочных зон.

Но в целом в Петербурге прекрасно живется, много событий. Самое большое счастье последних лет — это курьеры. Я перестал в магазины ходить, постоянно призываю курьеров. Теперь вообще не выхожу из дома. Такой приятный бонус для интроверта-домоседа.

Источник: style.rbc.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *